Vyacheslav Honcharenko13.04.2009,

В начале первого модуля тренинга по эриксоновскому гипнозу тренер почти всегда задает вопрос: «Что же такое, по-вашему, гипноз?». И, как выясняется в ходе обсуждения, у каждого участника свое представление об этом понятии.

Жан Беккио как-то сказал, что может существовать 1000 определений гипноза и каждое из них в равной степени будет и верным, и не соответствующим действительности.

То, что описано здесь – это еще одна модель, на которую мы ориентируемся, работая в «Транс-Лаборатории». Как и еще одно определение слова «гипноз», эта модель соответствует тому, что сказал Жан Беккио.

Эриксоновский гипноз (далее ЭГ) – это, прежде всего, инструмент.

Это набор лингвистических и поведенческих навыков и приемов, направленных на то, чтобы вызвать у другого человека трансовое состояние, а после использовать это состояние с целью помочь человеку самостоятельно удовлетворить тот запрос, с которым он пришел к гипнотерапевту.

Как говорит Михаил Романович Гинзбург, основная задача гипнотерапевта – помочь клиенту войти в транс и сделать одно маленькое изменение, а потом ждать. Он же, кстати, любит говорить о том, что гипноза не существует. Есть лишь самогипноз – клиент сам входит в транс, сам запускает необходимые внутренние процессы, сам находит решение своей проблемы или задачи, а терапевт при этом всего лишь помогает ему ровно настолько, насколько это необходимо.

Этим ЭГ существенно и отличается от традиционного директивного гипноза. Основное отличие — в его пермиссивности и клиент-ориентированности. То есть, в связке клиент-терапевт именно клиент является ведущим элементом этой системы. Терапевт, применяя свои знания и навыки, подстраивается под него и использует то, что есть, дабы помочь клиенту произвести необходимые изменения.

Учитывая то, что клиент при этом сам находит решение своей проблемы, оно является наиболее подходящим для этого человека. Ни один чужой совет не поможет человеку так, как это сделает его собственное Бессознательное. Эриксон был первым, кто пересмотрел традиционное фрейдовское восприятие Бессознательного. Если Фрейд трактовал его как «темный чулан», в котором хранится вытесненный негативный жизненный опыт, то Милтон Эриксон выдвинул теорию (и в последствии успешно ее подтвердил), что Бессознательное гораздо больше, чем просто «чулан»; что это очень мощная и полезная часть психического аппарата человека, правильная работа с которым может эффективно помочь как клиенту, так и терапевту. Обладая большим объемом информации и гораздо большей «вычислительной мощностью», Бессознательное способно эффективнее решать стоящие перед человеком задачи, чем если бы он делал это на сознательном уровне. Нередко его сравнивают с суперкомпьютером, в который загружаешь программу, нажимаешь клавишу «Enter», некоторое время ждешь и получаешь ответ на вопрос, который тебя интересует.

И, конечно же, проявления работы Бессознательного вполне могут выходить за рамки психотерапевтических сессий и существуют в повседневной жизни.

Вспомним такие явления, как интуитивные предчувствия, инсайты, внезапно пришедшие в голову блестящие идеи, решения проблем и творческих задач, все эти вещие сны, в которых химик видит периодическую таблицу элементов – все это результат работы Бессознательного. Именно трансовые состояния способствуют работе Бессознательного над важными для человека задачами или проблемами.

А когда научаешься видеть признаки транса у другого человека или у себя, начинаешь осознавать, что большинство людей почти всегда, так или иначе, находятся в трансе. Сон, просмотр телевизора, езда в транспорте, разговор с другими людьми, минуты задумчивости, чтение книги, работа за компьютером… Я сейчас пишу этот текст – и я тоже нахожусь в трансе. Оказывается, что транс – это очень естественное состояние, каждый из нас бывает в нем десятки, если не сотни раз в день.

И было бы глупо не использовать всевозможные бонусы от таких естественных процессов в обычной жизни. Вот несколько примеров.

Швейцарский гипнотерапевт и дантист Патрик Нуайе (Patrick Noyer) использует гипноз для анальгезии вместе с медикаментозными препаратами, а также, являясь консультантом футбольной команды, использует гипноз для работы с командой и повышения результативности игры.

Михаэль Шумахер (Michael Schumacher) использует перед гонкой технику левитации руки (один из гипнотических феноменов) для того, что бы войти в транс и вести гонку в этом состоянии.

Мой приятель использует так называемый внешнеориентированный транс, в котором он находится, когда водит машину, для решения текущих домашних и рабочих задач.

Я каждый раз, садясь смотреть какой-нибудь фильм, предварительно ставлю перед собой какую-нибудь цель или задачу, чтобы, пока я буду смотреть телевизор, мое Бессознательное проделало всю необходимую работу для решения этой задачи. При этом у меня под рукой лежит блокнот – я сразу записываю пришедшее в голову решение. Часто приходится ставить просмотр на паузу, потому что решение приходит уже посреди фильма.

Так что, повторюсь, гипноз и, в частности, эриксоновский гипноз, — это эффективный инструмент (в опытных руках) для работы со скрытыми внутренними ресурсами своего организма и психики.

Правильное владение этим инструментом, в сочетании с некоторыми фундаментальными знаниями, расширяет возможности человека, позволяет раскрыть и развить свой творческий потенциал, сделать свою жизнь лучше и интереснее.

(с) Вячеслав Гончаренко, «Транс-лаборатория»